index
inoe.da.ru,
ognennoe.ru —

Alexandr Golenkov's site
Иное: христианство, богословие, православие, философия, мировоззрение…
Alternative Theology, Philosophy, Russian Orthodox Christianity,
new world outlook systems…

Philosophy of Feeling – Theological; Arts; Ideologo~logical system;
(…Sense of artistic creativity; esSENtial antagonism between work of art and ideology; Christian God taking flesh reversing paradigm of "philosophy serving ideas"; history of such fight between idea and feeling…)
Страницы: 1 2 3 4 English

— ФИЛОСОФИЯ ЧУВСТВА —

  • Философия чувства – всеобъемлющая мировоззренческая система, ИБО женская сторона (sic!) Философии формы (а та – всеобъемлющая система…); и:
  • Если всякая философия идеецентрична, вращается, т.е., вокруг (какой-то) ИДЕИ, то в плане этом Философия чувства – если угодно, и вовсе НЕ философия; сама же она называет себя обратною перспективой вообще философии, ибо – философия "с другого конца": не "со стороны идеи", а собственно ЧУВСТВА:
Это не трудно понять на примере, в каком смысле слова "философским" называют подчас художественное и/ли поэтическое произведение (в каком смысле вот говорят, например, о "философии Достоевского"?). Идея в нём есть, но … "с другого конца": не со стороны СОБСТВЕННО этой идеи, идеи САМОЙ; в таком виде эту идею автор художественно-поэтического произведения, как правило, и НЕ ЗНАЕТ! Спросите художника и/ли поэта, «Что он этим хотел показать», и он, как правило, НЕ ОТВЕТИТ (или придумает что-то невразумительное: как, скажем, в советские времена идеология этого ТРЕБОВАЛА, ну и что же из этого получалось?..), ибо это – достаточно глупый (да и … не то что бы "некорректный", а просто безтактный!) вопрос к художнику и/ли поэту: в силу той СОБСТВЕННО СУТИ художественного произведения, которую Философия чувства покажет в дальнейшем
Вот в этом плане один интересный фрагмент диалога, где был поставлен вопрос «В чём идея сама Философии чувства?» («Вкратце сказать о её главной идее») (См. также в этой связи недавно написанный диалог «Какова цель Философии чувства?»):
N: Если … наиболее кратко сказать, в чём идея сама Философии чувства?
Z: Да ты в своём уме?!
N: Почему ты так спрашиваешь?
Z: Ну … (чтобы ставить такие вопросы,) это надо или издеваться, или в корне не знать существо Философии чувства!
N: А я чуть иначе сказал: «В чём идея сама Философии чувства?»; ну тогда – «В чём её существо?».
Z: Ну … если кратко сказать, то оно – в противопоставлении идеи и чувства.
N: Вот, таки-ж кратко сказал! А поначалу упорствовал!
Z: Да в том-то и дело, что я это сказал … на языке всё той же идеи, а не на языке собственно чувства! Идее воздав (заплатив) как-бы "дань"…
      «…Идеи – ведь что-то вроде "разменных монет" в этом мире… Они … легкопередаваемы, взаимоконвертируемы, летучи, поскольку … почти что без-плОтны (хотя очень часто и плАтны…). Передача идеи, по этой причине, может быть и краткой…
      N: А что же до чувства?
      Z: А чувство – противоположность сама, в этом плане, идеи… Чувство … вкоренено в его породивший контекст; передать его можно лишь вместе с контекстом (не "текстом", con~текстом!), или вырезав из него довольно заметную часть: как, скажем, перенести дерево с места на место возможно лишь только с значительной частью земли, с которою оно росло; и всё равно при этом что-то будет оборвано; и так мы выходим к практической НЕПЕРЕДАВАЕМОСТИ чувств. Попытка же их передать – порождает произведение художества, как запечатление чувств через их породивший контекст; тем не менее же, не всякий такое поймёт, но, чтобы человек художество понял, он должен иметь сходные очень переживания, и быть включённым в похожий контекст… Тут-то мы и выходим взаправду уже к практической непередаваемости чувств, как проблеме ВООБЩЕ ЯЗЫКА…»
Из приведённого сейчас фрагмента можно насколько-то уже судить об основных направлениях Философии чувства, в частности же, что это – Искусствоведческая система; но это – система так же Богословская, и, как говорю я, "идеолого-логическая", то есть логическому разсмотрению подвергается идеология как таковая; не конкретная идеология, а как таковая вообще: в противопоставлении её, естественно, чувству, и главному философскому результату его: Художественному произведению.
      Всем ведь (во всяком случае, жившим при "идеологически выдержанном" тоталитарном режиме) известно противоречие идеолога и художника (или поэта), когда идеолог требует "так", а художественная истина требует всё по-другому; даже если по части идеи согласны они (других-то ведь идеолог вообще не выносит!), но: ТУ ЖЕ идею находят с различных сторон; и стОроны эти противоположны диаметрально; это-то и позволяет произвести как-бы "срез" по линии "Чувство-идея", на основании чего строится «Основная сюжетная линия Философии чувства» ("русло само", по которому она "течёт"…), и даже, из упомянутых трёх этажей — "Идеология-Искусствоведение-Богословие" — своеобразная "Пирамида" («Пирамида Философии чувства»):

П И Р А М И Д А
и
ОСНОВНАЯ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ ФИЛОСОФИИ ЧУВСТВА
(магистральная и центральная)
(русло само, по которому она течёт)





------>>
Начинается


Продолжается


Простирается







------>>
«ПИРАМИДА» ФЧ
------>>
Далее как диалог:
N (вопрос собеседника): ЧтО значит это:
«Основная сюжетная линия»
(«магистральная и центральная»)?
 … … …
— продолжение этого диалога см. ниже, ибо я его хочу предварить вот такой (вполне монологовой) «Пирамидой», обрисовывающей эту Линию в наиболее укрупнённых чертах (…Начинается, Продолжается, Завершается…):
Начинается тем, чем начинается вообще философия, с ещё самых ранних (античных) времён: отмеченным выше уже отличением идеи от чувства; продолжается сейчас отмеченным противоречием Идеолога и Поэта (Художника); и, наконец … "завершается"?; нет (не могу я это "завершением" назвать!); простирается в область вообще Бого-словия, если так можно сказать..; но впрочем, о всём по-порядку:В принципе, это рисует уже «Пирамиду» её, которую можно назвать «Идеология-Художество-Богословие»; хотя без дальнейших пояснений это, может быть, и не очень понятно, и (например) кто-то может спросить: "Для чего (это нужно)?"; вот по данному поводу один из диалогов ФЧ: «Какова цель Философии чувства?». А здесь же – пока такой вот другой диалог (где придирчивый собеседник вопрошает про каждую мелочь):

N: ЧтО значит это: "Основная сюжетная линия" ("магистральная и центральная") (и … "русло самО, по которому она течёт")?..
      Z: Ну, значит, не сама она, а её русло.
      N: Ты её сравниваешь с "рекой"?
      Z: А это не моё вообще даже сравнение; чувства обычно и сравнивают: то с рекой, а то с морем, а то вообще даже просто "водой"… Водная стихия подходит для описания чувств как не что-то ещё…
      N: Это в том плане, что "В одну воду нельзя войти дважды"?..
      Z: И, в том числе, этом; хоть Философию чувства и не ограничить одним каким-либо планом (я же ясно сказал: «Всеобъемлющая мировоззренческая система»); а чтО сейчас ты назвал, было даже первым моим утверждением в одной из версий Философии чувства (и выглядело вот так:)      N: Ты хочешь сказать … у неё "много версий"?..
      Z: Да … по сути … чтО делаю я всю жизнь – пишу, пере-писываю Философию чувства (и Философию формы, и их многочисленные приложения…).
      N: Как же это объяснить?..
      Z: Они больше меня. Просто больше меня; это, наверно, наипростейшее объяснение… Потом – они О ВСЁМ (всеобъемлющи); но говорить – и можно лишь "О ЧЁМ-ТО". Да мало того ещё: "ЧЕМ-ТО"! Заветная прИсказка Философии формы: «Может ли плавильный котёл быть из того же металла, что и металл, который в нём плавится?».
      N: Ну и кАк? Может?..
      Z: Нужен с-ПЛАВ.
      N: И ты этот сплав, значит, ищешь?..
      Z: Скорей всего, именно так и характеризуется суть моих поисков лучше всего!
      N: И … есть ли какие-то в этом плане находки?..
      Z: Очень странный вопрос, когда – вот, собственно эта Находка и перед тобой!
      N: Ты имеешь в виду, эта Версия?..
      Z: Да не совсем. Я бы не отделял эту версию от предыдущих. Я в ней даже хочу дать их … п[р]очувствовать! И я бы даже сказал …
      N: Что?
      Z: Нечто бОльшее!
      N: ЧтО же это?!
      Z: Кроме (
вышеотмеченного) "Утверждения 1", Утверждение 2:      N: Уж это совсем непонятно!
      Z: А и не надо (пока) понимать. Она же ведь … философия ЧУВСТВА (и как вот это ты не понимаешь!). Поэтому и достаточно (на первых порах) … просто иметь впечатления, ощущения того, чтО она говорит. Хоть пока она и говорит – не более чем об обычных вещах: например, ЧУВСТВО ПЕРВОЙ ЛЮБВИ; – может ли быть измерено "по чему-то ещё", или вот … собственно в нём-то как раз и дано (за-ДАНо) ИСТИННОЕ познание Идеи (а всё остальное – уже лишь отход от неё) (и … отходЫ)?! Люди ведь даже потом … и не понимают, не знают, чтО значит любовь, и даже … НЕ ВЕРЯТ в любовь: вот ведь в какие дебри их это "всё остальное" заводит!..
      N: Вот я и боюсь, как бы нам не зайти сейчас в дебри, которым даже есть название: "off-topic" (не сбиться с исходно поставленной темы). Вопрос-то был задан – о чём?
      Z: Да, о чём?!
      N: А вот, я уже и не помню!
      N: Типичный пример жизни НЕ ПО Философии чувства, как даже … НЕВЕРНОСТЬ исходно поставленному вопросу! Вопрос был о том, ПОЧЕМУ я это называю "сюжетною линией", "руслом" самим Философии чувства; и отвечаю на этот вопрос я вот так: не может же она быть НЕ ВЕРНОЙ себе! Но … как она изначально текла, таковой и должна быть представлена здесь, ибо …
«Истинное познание идеи возможно (доступно) лишь по моменту течения (её) в момент первой встречи, в живом чувстве данному»; и вот – как бы она НИ текла, ТАК ИМЕННО и должна быть здесь выражена; но поскольку мои теперешние словА суть тоже ЖИВЫЕ (и … ТОЖЕ есть Встреча чего-то, и … ТОЖЕ, там, как-то текут…), то я и не нахожу другой формы, чтобы совместить это Течение прежнее и сегодняшнее, кроме как – вот такой диалог, где мы говорим, обсуждаем ВЖИВУЮ различные БЫВШИЕ эти моменты, в том числе приводя их ОГРОМНЫЕ ЗАРИСОВКИ, фрагменты: этим самым их вставляя в сегодняшний уже контекст.
      N: Ну и … какой же фрагмент хочешь ты привести?..
      Z: Вот один из наиболее ранних фрагментов её (во всяком случае, сохранившихся); но его я хочу предварить вот таким пояснением, писанным совсем недавно:
Ноябрь 2003;
Философия чувства как "возвращение блудного сына":

Философия чувства … будучи вообще-то О ВЕРНОСТИ, не может (же) быть в то же время "не верной себе"; и если, по Философии чувства, истинное познание идеи возможно лишь по … (цитата её же самой:) «Моменту её первой встречи, в живом чувстве данному», то вот – истинной версией Философии чувства и является ТОЛЬКО ПЕРВАЯ, какой бы НИ НЕ совершенной во всех отношениях она ни была, и как бы давно ни была она мною написана… Практически же … я её начал писать ещё очень давно, в до-компьютерную эпоху, на печатной машинке; и вот недавно, собрав из обрывков разбросанных копий одну и стряхнув с неё пыль.., удивился тому, насколь там всё верно, так что не прибавить и не убавить НИ СЛОВА; что раньше для меня было вовсе не очевидно, оттого всю последующую (с того времени) жизнь я только и делал что переписывал те же системы [Философию формы, Философию чувства, «О смысле российской истории», «Огненное»…], писал их различные версии..; между тем как … при этом терялся тот ДУХ ПЕРВОЙ ВСТРЕЧИ, и поэтому в плане ДУХОВНОМ они – вовсе не "Эталон самоих же себя", а вот это – да, он, Эталон, насколь бы корявым, во всяком другом отношении, ни был! И даже … насколь бы пространным он ни был (в до-компьютерную эпоху писАли ведь … длинно!), я знаю его почти наизусть, просто КАЖДОЕ СЛОВО! …Когда я его забивать начал в комп, сильно ещё удивился тому, что "не надо особо смотреть" в оригинал, ибо угадываю и так окончание почти каждой фразы, хотя до того … совершенно забыл даже о его существовании! Просто, фразы эти ТАК ПОДТВЕРДИЛИСЬ В ДАЛЬНЕЙШЕМ. Дальнейшее их подтвердило как … безальтернативный вообще вариант (почему я и говорю: Эталон); понять без этого Философию чувства вообще невозможно, и по-другому изречь её – тоже; тем не менее же структура его (не её!) такова, что "пока всё не прочтёшь, не поймёшь" (читать же всё – как я сказал уже, "длинно"), вот потому я и делаю некоторые "структурные пояснения", равно как заключаю этот вариант во "всеобщее дерево" вариантов таких Философии чувства, и называю его как её "ОСНОВНАЯ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ". Цель ознакомления с ним – просто иметь на виду эту Линию (а не в чём-то ещё). В Философии чувства есть ещё много что, ибо она – НЕ САМА эта Линия, тем не менее же без Линии этой она … как-бы и "безпозвоночна"! (точнее сказать … без того её русла, по которому, собственно же, и течёт…).

N: Ну и … что же ты, там, хотел привести в качестве первого (появившегося у тебя) фрагмента её?
Z: А … тебе известна вообще ситуация, когда человек (сам или кто-то другой) напишет в детстве что-нибудь такое, о чём все позабудут, но вот после со~вершения о~писанных им там событий – найдут, и он сам же больше всех удивится предсказанному собой же Пророчеству?..
N: Уж не хочешь ли ты тем хвалить свои собственные писания?..
Z: И не думал; а просто … поясняю, кАк их сейчас надо будет читать. В каком они стиле. Их надо читать, как предсказанное ребёнком о "взрослых" вещах; соответственно же и стиль: отчасти – по-детски наивен, но именно через это и пробивается Истина! …Вот тут нашли предсказания одного мальчика о нападении немцев на СССР… А ведь чем-то похоже!
N: Хотелось бы поскорее увидеть САМ текст!
Z: Вот он; это писалось, ещё когда я СОВСЕМ НЕ ВИДЕЛ Философию чувства со стороны идеи (не мог "бряцать ею как идеями"), а лишь ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО со стороны СОБСТВЕННО чувства (поэтому ДАЖЕ И НЕ ЗНАЛ, "зачем" всё это пишу!):
1994 год;
Переписанная на печатной машинке с черновиков первая цельная версия ФЧ:

1а. Чувство и философия – вещи, в известном значении несовместимые. Чувства непрОчны. Они порождаются набежавшей волной обступающих человека стихий, и тут же смываются. Не бывает устойчивых чувств, и нет даже чувств, вполне повторимых. Вот это и значит, что основать своё дело на чувстве – вершина безумия. Убежит оно из-под ног (вместе с положенным на него основанием) в не~бытие, и никогда в бытие в таком своём виде больше уже не вернётся.

1б. В то время как философия основывает своё дело на разуме. Само это слово (filo-sofia) и означает даже: "любовь~к~мудрости". Поэтому философ из окружающего его жизненного потока прежде всего выделяет лишь твёрдое, непреходящее (чтО после и называет: идея). — Из всех этих "волн", которым мы здесь уподобили чувство, он выделяет лишь как-бы один "МАНЕКЕН", который у каждой волны одинаков. Так, несмотря на индивидуальные особенности каждой волны; – несмотря, к примеру, на то, что вОлны бывают: большие и малые, с острым гребнем или тупым.., а водяные поверхности волн испещрены куда более многочисленными нюансами; – у каждой волны одинаково есть, в частности, спад и подъём, – чтО, собственно, и представляет собой классическую форму волны. Её-то и выделяет философ среди всех этих внешних разнообразных и пёстрых одежд. Под всеми этими "внешними пышностями", она ему усматривается, видится, и даже – прежде чем возникнет волна на поверхности моря, в его глубине обязательно должен пройти вот такой "манекен" (такую волну прохождением своим – возбудИвший, поднЯвший…). Такая "Усматриваемость" его, "Видимость"… – и звучит на греческом языке как "ИДЕЯ" (что происходит от корня "вижу", "смотрю"), и там, где мы начинаем иметь дело с идеями, начинается ФИЛОСОФИЯ ПО СУЩЕСТВУ.

1бб. Философ есть тот, кто среди этого пёстрого разнообразия жизни – и устремляется прежде всего к нахождению идей. В основе всего этого вихря жизни ему именно что усматриваются – без малого, – ЯДРА, в его самой гуще летающие, и – увлекающие весь этот вихрь за собой. И какими бы неповторимыми даже ни были индивидуальные особенности их разнопёрого "шлейфа"..; – насколько бы, т.е., никогда раньше ещё не встречавшимся в бытии и НИКОГДА УЖЕ БОЛЬШЕ НЕ ВСТРЕТЯЩИМСЯ ни был каждый конкретный момент, из которого сотканы все, в своей частности, извивы его этой ткани..; – эти Ядра всегда одинаковы. Они были точно такими же: и вчера, и сегодня, и "третьего дня"… Поэтому, когда говорят о чём-то философу: "Смотри, это новое!", то он отвечает: "Не-ет; но это уже было в веках"…
…Чувства, стало быть, временны, идея же – кажется, вечна… Поэтому в задачу философа и входит именно – нахождение вечных идей, чтобы на них основаться.
И в этом смысле, в той или иной мере "философ" – любое разумное существо. В отличие от не~разумного существа, оно не "гоняется каждый раз за любым встречным чувством", "не весть откуда пришедшим и не весть куда уходящим".., но стремится ДЕРЖАТЬСЯ ИДЕИ. Ибо ведь – "побегИ" оно только за ним, и – где оно будет тогда?.. – "Канет" чувство в небытие (так называемую ещё инде "Лету"…), и оно вместе с ним. Вот и получится так, что "Ищи ветра в поле" и "Поминай лишь как звали"… (Но "вспоминать как звали" и есть – скажем, чуть-чуть забегая вперёд, обращение к идее…) Тогда как, "держась за идею", оно приобщает себя ВЕЧНОМУ МИРУ ИДЕЙ…

1в. Вот почему с древнейших времён в человечестве особо ценятся такие душевные качества как без/при/страстность и мужество, известные как не~подверженность чувству. Что бы вокруг ни творилось, необходимо скрывать свои чувства как нечто такое, что даже и "недостойно мужчины". Ведь, это – "постыдная смесь бытия и небытия", в которой рождаются только идеи. Тогда как уже возмужалому (в плане этих идей) необходимо себя от неё отделить. Такой человек берёт разум, и – разрезает им чувства, приковывающие его к материнской утробе. Среди этого моря из чувств, он ставит идею как цель, и движется к цели. Ничто уже больше его не должно быть способно свернуть; – для чего ко всем действиям со стороны и должен он быть абсолютно безчувствен. Но, двигаясь к Цели, он – несмотря и на что – и должен растаптывать все возникающие при этом ростки своих чувств точно как сапогами, и разрезая чувственную целину (пелену) как будто ножом…

1вв. Так, действуя разумом и вооружившись идеей, человек силится противостать чувственной этой стихии, стремящейся совлечь его в небытие. Ведь это есть битва за бытие, и что же будет с тем, кто, поддавшись возникшим при том "чувствам страха", "жалости", "сострадания".., бежит с поля брани?! – Таковой будет вычеркнут не только из "книги вечности" (написанной на небесах), но и хотя бы уже из истории. И только дошедшим (прошедшим) свой путь до конца – "вечная память"… Вот почему – вооружившись идеей, человек должен заблаговременно отсекать всевозможные "щупальца" стремящегося войти в его душу чувства. Облачённому "шлемом идеи", всё это должно быть как "с гуся вода"… Ведь это было бы просто смешно, когда бы какой-нибудь рыцарь, устремившийся к цели, вдруг сел бы на половине пути и "расчувствовался"… Но он должен колоть копьём и отмахиваться мечом по всем сторонам, ничего не жалея и не взирая вообще ни на что. Ибо так и прокладывает себе путь идея в земном нашем мире, а безстрастно действующий разумом человек – хладнокровный её проводник. [Коммунистический опыт полагания жизней своих на прокладывание какой-нибудь узкоколейки, чтобы по ней потом "прошёл бронепоезд" (да какой "бронепоезд"; обыкновенный товарняк…) – замечательная тому иллюстрация…] Идея есть ВСЁ, а чувства – ничто, и ради ВСЕГО можно всем остальным поступиться…

1г. Однако, притом не забудем: откуда мы знаем идею? И вот тут всею силой должно прозвучать, что идею мы знаем из чувства. Выше уже мы отметили, что чувства – среда зарождения идей (во всяком случае, нашего знания о них). А иначе бы было непонятно вообще, зачем они нам даны?!.. Но как даже самый яростный (и "идейный") "борец за идею" берёт происхождение своё из обычной земной колыбели, так и чувства – колыбель всех идей. И именно в этом море (за~)рождается то, что может впоследствии стать "звездою на небесах" (поэтому крайне многозначительно, что жизнь произошла из воды). Ведь не забудем: ещё в самом начале "идею волны" мы извлекли именно из этой стихии. Нужно было сперва именно – чувствовать каждую набегающую волну во всей её неповторимой особенности. И только потом, когда "поднаторели" уже чувства и "надоело уже" вникать чувствами заново в неповторимость особенности каждой новой волны, человек сказал сам себе: "ДА БРОСЬ ТЫ; ВОЛНЫ ВЕДЬ ВСЕ ОДИНАКОВЫ!". Вот это и значит, что в этот самый момент он "перескочил на идею"… При этом он "вычислил" как-бы идею, сведя все "индивидуальные отклонения от манекена" к "среднему арифметическому". Вот в результате и вышло то "общее", чтО неизменно присутствует в каждой волне, и к чему она в конце концов сводится. Произведя такую несложную операцию, человек провозгласил свою верность именно этой идее, найденной им в "колыбели", что, как мы после увидели, нисколько не помешало ему рубить и кромсать "идейным мечом" все прочие "колыбели", не весть в себе что таящие… (собственно, как и его "колыбель" мог бы кто-то искромсать…).

1гг. Но тогда может быть непонятно: Зачем идее потребовалось облекать себя в такую одежду; – не столько, может быть, наводящую, сколько лишь уводящую прочь от неё?.. – Может быть, потому, что человек сам есть плоть, тогда как идея – безплотна; и – как же ещё нам себя она может явить?.. – Вот и облекается она в одежду из плоти, и данную нам не иначе как чувство. Ведь чувства наши – не что иное суть как контакт нашей плоти с другою какою-то плотью, и лишь только судя по чувствам мы можем её воспринять. Однако ведь чувство не есть идея сама. Она, как и прежде, невидима и неосязаема; – и вот, чтО есть тогда чувство? Ведь оно, вместе с тем, – и не что-то отдельное от неё, ибо весь этот чувственный вихрь и порождаем, несомненно, идеей… – Вот это и есть следы её прохождения в чувственном море. А потому и понятно, что чувства должны столько же приводить нас к идее, сколько и уводить от неё. Ведь всё это – "полосы" и "круги", от неё расходящиеся… Но, спроецировав силы ума к самому центру, мы можем видеть идею. Так по плоти познаётся безплотное, а беря происхождение своё из земной колыбели, человек может себя приобщить небесному миру идей…

1д. Отсюда – все отклонения от идеи, данные в плоти, объясняются исключительно несовершенствами нашего мира. Мир наш есть плоть, тогда как идея безплотна. Мир наш НЕИДЕАЛЕН, и этим всё сказано. Поэтому все проявления идеи, данные нам во плоти, есть та или иная степень отклонения от идеала. Например, каждый человек индивидуален, с неповторимыми чертами лица. И вот – почему они у него неповторимы? – С т.зр. вышесказанного, всё очень просто: Прежде чем человеку родиться, это идейное ядро прошло через толщу всей плоти, и у одного произошло отклонение так, у другого – иначе.., но, в общем и целом, вот все эти складки из плоти, объединённые этой общей идеей, – и служат чертами лица. В них воплотилась идея, они эту идею несут. Но – что же теперь нужно для нахождения идеи самой? – А вот для этого-то и нужно свести эти все индивидуально-личностные особенности к "единому общему знаменателю" ("среднему арифметическому") – для получения того, "каким должно быть человеческое лицо в идеале". Собственно, из того и получится ТОТ "МАНЕКЕН", о котором мы говорили в начале.

1дд. Вот почему всякое философское осмысление жизни неискоренимо стремится к обезличиванию индивидуально-личностных черт. Ведь для него это всё есть "признаки несовершенств", тогда как задачей философа как раз и является "поднимать эту жизнь к идеалу". Поэтому частное у него всегда находится в подчинении общему, личное же – общественному. (А было бы подлинное ведь безумие представить наоборот!!!) Отсюда с неизбежностью проистекают теории общественного устройства (т.е., такого устройства, где все и всё общее), ставшие в наше время известными как социализм (socium – "общество"), коммунизм (commune – "общий"), и т.д… Однако ведь философия появилась далеко как не в наши дни. По существу она началась, как известно, с Платона (великого созерцателя отвлечённых идей…), а уже у него можно встретить следующую картину общественного устройства, предложенную в одноимённом труде "Государство":
Согласно высказыванию выдающегося исследователя Платона А.Ф.Лосева, всё "Государство" его как "один к одному" списано с древнегреческой СТАТУИ; – т.е., ТОГО САМОГО "МАНЕКЕНА"; – вытянувшейся как "по струнке" к Идее, и, видимо, воплотившей в себе такой "идеал"… И потому начинается Государство, конечно же, с войска. Вот уж где невозможно и "глазом моргнуть"; оно и понятно: все эти статуи лишены совершенно зрачков.
Ведь это всё – признаки "личностных несовершенств", способных затмить лишь Идею. Также и из всех остальных частей тела её выкинуты все индивидуально-личные частности, которые бы могли хоть как-то отклонить от прямого осуществления Идеи (так скажем, идеи "метнуть дальше диск", если это дискометатель), так что уже начинает казаться, что напрягшееся сверх всякой меры к Идее тело должно вот-вот треснуть, и разойдётся по швам, а из него выйдет душа, "идеальная как сам идеал", в виде чего-то безплотного воспарив над обломками плоти (и вот, только какие-то всё ещё не устранённые из неё личные частности мешают этому осуществиться…). Вот так же и воин: должен всегда быть готов душу свою положить за Идею. И потому из жизни его должны максимально быть устранены все эти частности, хоть сколько-то отклоняющиеся от такого "прямого предназначения". Поэтому воинам настрого запрещено иметь какое-либо имущество, как, впрочем, и всё остальное, с чем-нибудь в этой жизни сколько-то сковывающее. Не может быть уже и речи о том, чтобы кто-то из них мог когда-нибудь в жизни жениться, иметь семью и детей. Но и это не всё. Ибо только что сказанное теперь надлежит перенести на только что названное. Родителям запрещено как-либо знать своих детей и воспитывать. Но сразу же после рождения они их сдают в специальные общественные учереждения, откуда, собственно, и получаются вОины. Ведь всякое знание детей и их личное воспитание могло бы привить им какие-нибудь индивидуально-личностные черты, а зачем? (К чему такое вообще "отклонение от Общей Идеи"?!..) Равным образом и … соединение полов происходит по особому дозволению "свыше" (а управляют-то всем "Государством" – философы…), исключительно с целью физического воспроизводства и без каких-бы то ни было "отклонений"! И после "партнёры", как правило, уже не знают друг друга… Вот тут-то "железная идеология" хоть сколько-то сходит вообще к пониманию того, что мир наш есть всё-таки плоть, тогда как во всём остальном – никаких "послаблений"! Уж если занимается человек каким-нибудь ремеслом, то вот пусть он так им и занимается до конца своих дней, не мысля о чём-то ином: к чему такое метание? И если делает ремесленник стул (например), то вот так и пусть его делает в соответствии с раз навсегда установленным эталоном, не привнося в произведение своих рук и мало-мальски личностного начала: к чему такое отклонение от Образца? Вот это последнее и разсматривалось бы как … государственная измена! Если бы каждый оглядывался по сторонам, искал себе жену, выбирал ремесло, а в ремесле этом стремился бы привнести индивидуально-творческое начало, то вот всё это бы и было изменой тому Государству, поставившему перед собой Цель Служения Идее. Впрочем, существовало в таком государстве также и искусство. Однако, произведения его должны были строжайше быть выдержаны в идеологических рамках, чтО и понятно: ведь в их задачу входило воспитание в духе Идей, вылепливание из человеческих душ таких же вот СТАТУЙ, как это несложно понять… А это уже позволяет понять и то место, которое занимало в Государстве искусство. И было бы Государственною Изменой уже на высшем уровне (Top Treason!), если бы деятель такого искусства вдруг отклонился от идеологической этой линии сверх всякой меры, пустясь в "созерцание частностей"…

1е. Но это и значит лишь то, что умеренные отклонения от этой Линии всё-таки допустимы. Более того, без этого бы не было искусства вообще. Ведь, даже по мысли идеологов тоталитарного государства, искусство должно вести весь народ в более идеальное состояние именно из той "степени отклонения", где он находится, но ведь для этого оно и должно … отклоняться само! А значит, под "видом искусства", идеологией и допускается вполне узаконенное отклонение. Вот в этом и кроется причина грядущего краха любых тоталитарных систем! Ибо … если мы так и будем теперь углубляться в сущность искусства, то обнаружим, что в "отклонении" – и заключена его главная суть. Да и уже здесь нам понятно, что какие-то, хотя бы умеренные, отклонения от вышеозначенных "статуй" и "манекенов" в нём всё-таки допустимы, а то бы оно и не было искусством, являясь простым ремеслом. Искусство же – нам больше даже известно как творчество. Вот это и значит, что в нём только лишь лишний раз повторяется всё то же самое противоречие между идеей и плотью ("чувством и разумом"), которое мы только что пронаблюдали на примере окружающего нас мира, как творения вообще. В целом же, всё это и порождает положенную в основу данного сочинения ДИАЛЕКТИКУ ТВОРЦА И ТВОРЕНИЯ:


ДИАЛЕКТИКА ТВОРЦА И ТВОРЕНИЯ

1. Все говорят: единство – хорошо; нахождение общих линий соприкосновения – хорошо; а вот обособление и размежевание – дурно весьма… Одним словом, лишь бы во всём окружающем многообразии была выдержана обобщающая идея, и лишь бы свести его к ней.

2. Но вот почему-то никогда не говорят наоборот: лишь бы эта идея была достаточно полно развёрнута и раскрыта во всём своём многообразии, с должным обособлением и углублением сторон.

3. Упаси Господь говорить так, ибо всё, чтО мы видим вокруг, есть сплошная среда становления некой идеи. И у всего, что в ней желает хоть чем-нибудь стать, есть единственный выбор двигаться по направлению идеи.

4. Вот почему единственная проблема становящегося человечества и есть всегда удержание единства, а не наоборот… Некая общая идея о всём должна в нём раскрыться, и всё, что не сможет раскрыть в себе этой общей идеи, так и погибнет в своей собственной частности (не причастив себя к "общности"…).

5. Хотя, из только что сказанного и видно, что эта единая идея всего и раскрывается именно в частностях. Ибо на миг предположим, что это Единство достигнуто, и вместо многообразия всего окружающего творения перед нами предстанет СУЩАЯ ЕДИНИЦА (Творец?!). Тогда вообще не понятно, для чего потребовалось всё вокруг создавать…

6. Поэтому-то задача ТВОРЦА в известном смысле и противоположна. Вот эта творческая идея Его и раскрывается именно в частностях. Творец разворачивает идею, требуя от них максимального … расхождения! Ибо всё то, что не сможет достаточно развернуться, так и останется один только замысел, далёкий от воплощения.

7. Поэтому, как мы видим, задачи Творца и творения в известном смысле и противоречат. Творец раздвигает лишь частности, требуя от них максимально красочного раскрытия, тогда как вот это последнее для них – только в том и заключается, чтобы обнаружить в себе сводящую всё воедино идею Творца!

1ее. Искусство – на то и искусство, что именно отклоняется. Оно не выделывает одни "манекены" из разсмотренных выше примеров, но ищет во всё привнести индивидуально-личные частности. Задача раз(у)красить статую и нарядить манекен – и есть уже задача искусства. Ясно при этом, что движение происходит прочь от идеи. В более же широком контексте, творческая эта задача есть в том, чтобы каждой "волне" из разсмотренного здесь в самом начале примера придать неповторимые её особенности. Творец именно раз(у)крашивает весь мир всевозможными красками, делая каждый отдельный его элемент неповторимым.

1ё. Поэтому всё внимание своё творец обращает на частности, вслушиваясь при этом в свои чувства. Он создаёт произведение своё только лишь потому, что всё внимание его уже привлекли какие-то частности, вызвав какие-то чувства. Изобразить вот так-то растущее дерево или вот так-то расположившийся на закате диск солнца – или же человека с неповторимыми чертами лица – и является целью очередного произведения художества.

1ёё. Причём, творец развивает все эти частности даже сверх того, чем они есть в действительной жизни, и в этом уже – основополагающее определение произведения художества по существу. Ибо если мы спросим себя: до каких пор оно развивает все эти частности; – до той ли их степени "отклонения от идеала", в какой мы их видим в действительной жизни?; – то надо будет ответить, что оно их развивает сверх даже того, чем они действительно есть. Художественное произведение создаётся только лишь для того, чтобы всеми средствами его подчеркнуть "вот так-то растущее дерево" или "вот так-то расположившийся на закате диск солнца" (или же человека с неповторимыми чертами лица), а вовсе не воспроизвести их "один к одному", как это мы видим на фотографии. Но … если даже прямую фотографическую реальность мы выше определили как "отклонение", то что же будет тогда произведение искусства?! – Вот это и есть отклонение от отклонения! Художник усугубляет лишь отклонение и раздвигает лишь частности, стремясь внести в возникшую между ними промежность свои личные чувства, которыми он нащупал … … …

      — Впрочем, "которыми он нащупал" уже я добавил сейчас (не удержался, когда переписывал, и добавил); в первоначальной версии после запятой было тавтологическое повторение уже выше сказанного: «…чтО только и делает произведение художества – художеством по существу»; однако "нащупал" он – ЧТО?! Ведь невозможно сказать, что "вообще не идею", поскольку понятно, что НЕ – тоже – чувство, а что-то чувству ИНОЕ. Правда, эта идея – НЕ ТА, которая вЕдома идеологу, идея эта и в этом отношении ИНАЯ, так что её идеолог не ведает. Для идеолога это – ПРОСТО отклонение от изначально поставленной его идеи, а вот для художника — … … … собственно то, чтО и порождает художественную тоску и томление… Это какая-то НЕЗЕМНАЯ идея, которой ОН ТОЖЕ не знает, но, однако вот, ЧУВСТВУЕТ
      На этом-то пункте как раз Философия чувства и набирает весь свой основной оборот; однако же, мы забегаем вперёд; и если бы я это сделал в той, ранней, версии, то невозможно бы было всё разложить так "по полочкам" (и "по местам"), как делает это она; поэтому в ней и был предпочтён такой "неэффектный", извне глядя, ход, как — заместо такого крутейшего виража — спокойно (смиренно) просто повторить уже выше сказанное, и продолжать далее соотносить такое "художественное преступление" с обычным пониманием идеи, каково оно у идеолога:
Продолжение этой самой первой ("древней") версии ФЧ — дhttp://ognennoe.ru/f/fc_old.htm




А ниже – неудавшиеся фрагменты этой (нынешней) версии; я просто не знаю пока, куда их "пристроить", но и "отказаться" от них не могу (вот как красиво!):

— Начинается тЕм, чем начинается вообще философия [или же, можно сказать:]
— Начинается тАм, где начинается вообще философия [для тех, кто не знАет, скажУ:]
с распознания, узрения и различения*) ИДЕЙ: "идЕя" и происходит от "вИжу" ("idew"), "смотрЮ"; и там, где начинается разговор о идеях, начинается по большому счёту уже философия. "Filo-Sofia" – "любовь к мудрости"; "мудростью" же при этом и называют: любовь к вот такому раз-сматриванию*) (созерцанию)*) идей.
      *)При этом я умышленно опустил одно слово (пометив его место звёздочкой*)): "узревание (разсматривание, созерцание)" – В ЧУВСТВАХ! Пре-зрение философии (во всяком случае, ПЕРВОБЫТНОЙ ТАКОЙ философии) к чувствам – вообще таково, что она даже не хочет о них говорить, их лишний раз поминать, и т.д… Чувства, с т.зр. её, – это какого-то рода среда, где идея "находится", т.е., где её "можно найти" (как "ребёнка в капусте"), но после должна быть отвергнута как "вовсе не нужная" (уж коль она исполнила свою роль, и человек через её по-СРЕДство пришёл к ЧИСТОМУ созерцанию Идей…).
      В принципе, это похоже и на отношение к женщине в том древнем мире: она – только средство продолжения рода, т.е., того, чтО вообще "выгодно", "целесообразно" с т.зр. какой-то идеи (например, политической, или хотя бы – элементарно – "естественного отбора" по Дарвину…). Поскольку ведь Философия чувства есть … "ЖЕНЩИНА", то всё это к ней относимо!

==============
U N F I N I S H E D
неокончено, ибо живое:
Жизнь моих сочинений напоминает что-то из компутерного software: в отличие от печатной продукции, не знают за-вершённого и со-вершенного состояния, но – постоянно совершенствуются, продолжаются и обновляются; ведь … абсурдом было бы требовать от программиста, чтобы он, запершись в глухой монастырь, создал лет через … 100 "всесовершеннейшую программу", которая бы не требовала никаких доработок и продолжений… Почему же требуют тО от меня? Не лучше ли – в наш компьютерный век просто и наблюдать эти вещи в ЕСТЕСТВЕННОЙ для них "среде обитания"?..


— Начинается тЕм, чем начинается вообще философия; я имею в виду исторически, хронологически (с уже самых древних и ранних времён): с разсмотрения идей.
      Если "идея" – от "вИжу" ("idew"), "смотрЮ", то это понятно. Тем не менее, даже сегодняшние преподаватели философии испытывают подчас затруднения при объяснении того, чтО же, в таком понимании, "идея"? Оно и понятно: идея – ведь то, чтО вообще "узревается", "видится": разумеется, В ЧУВСТВАХ (!); но философия была всегда отметанием чувств (НЕ была Философией чувства!), во всяком случае, в качестве САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ СТОРОНЫ: ТАКОЙ ЖЕ во всём, как идея! Чувства считали как раз чем-то … "мешающим" узреванию идей. Но … можно ли в таком случае понять и идею?!
      Поэтому … Философия чувства имеет тому даже дать своё очень оригинальное понимание; но прежде чем к нему мы придём, просто разсмотрим историю: чтО вообще под этим понималось?
      — Наиболее примитивное понимание идеи

==============
U N F I N I S H E D
неокончено, ибо живое:
Жизнь моих сочинений напоминает что-то из компутерного software: в отличие от печатной продукции, не знают за-вершённого и со-вершенного состояния, но – постоянно совершенствуются, продолжаются и обновляются; ведь … абсурдом было бы требовать от программиста, чтобы он, запершись в глухой монастырь, создал лет через … 100 "всесовершеннейшую программу", которая бы не требовала никаких доработок и продолжений… Почему же требуют тО от меня? Не лучше ли – в наш компьютерный век просто и наблюдать эти вещи в ЕСТЕСТВЕННОЙ для них "среде обитания"?..


Философия чувства (точнее сказать, её ОСНОВНАЯ СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ) (что – ещё не САМА Философия чувства, но лишь СЛУЖИТ для выражения того, чтО сама она есть) начинается с разсмотрения того, а ЧТО ЕСТЬ ВООБЩЕ ФИЛОСОФИЯ (Философия чувства – и есть прежде того ФИЛОСОФИЯ; что вроде бы естественно, но:) в том виде, котором изначально она у людей появилась. А это – (отнюдь вовсе НЕ "Философия чувства", но:) именно нахождение и зрение ИДЕЙ как того "ОБЩЕГО", чтО в чувственном мире (и мОре) вообще узревАется, вИдится (idew – от "вижу", "смотрю"…).
      ЧтО вообще означает "идея"? – Если упрощённо (и наиболее примитивно) сказать, какой-то "общий принцип",

Предварительно должен сказать, что поскольку это – философия ЧУВСТВА (а не, как обычно, "идеи"), то – в "порыве своего шовинизма"*)) – она подвергает [в дальнейшем] полному разгрому идеолога, равно как идео~логию (как таковую*)); не только конкретную, но и любую), как систему в корне неверного и порочного вос~приятия идеи; не-вос~приятия её ВООБЩЕ, восприятия ВОВСЕ НЕ ЭТОЙ идеи (которая изначально была) [и которую можно на раннем этапе было созерцать … разве только художественно и поэтически], но которую после под-ставили (…даже страшно сказать…) духи злобы поднебесной (сиречь, бесы!), именуемые в Священном Писании как "князи воздушные"; оттого-то такие идеи — потрясавшие … "не календарный", а теперь уже ЛЕГЕНДАРНЫЙ XX-й век от Р.Х. — и настоль бесовскИе, и даже по внешнему виду … "утяжелённые" [льнущие к разного рода низинам и … НИЗОСТЯМ: что в английской версии ФЧ хорошо выражается словом "base"]: вовсе не те, которые изначально "играли как солнышко" в умах ими поражённых людей (и "ясным солнышком" озаряли им путь…).
      «Благими намерениями вымощен путь в преисподню»; вроде бы общеизвестная максима; ан раскрывает ("в лучах Философии чувства") свой напрямую не видимый механизм:
      «Путь от (первого) чувства к идее и от идеи – до (окончательного) воплощении в чувстве – не совсем прямой путь», говорит Философия чувства, и может быть осуществлён лишь при взирании во всём и всегда при этом пути на образ Троицы, от~ОБРАЖённый во всех делах и явлениях жизни; иначе же – похищают любые исходные интуиции света и истины – те же самые "цари тьмы", злые духи (затаившиеся повсюду на этом пути, во всех его "витиеватостях"*)), тонкостях, "частностях"…), и ждущие только того, чтоб наброситься (совлекая с такого Пути в свои крайне низменные места, чтоб окончательно утопить всё в болоте…)*)).
      – Разве эксперимент "построения Светлого Будущего" при коммунистах в России – не нагляднейшая тому демонстрация (как Совлечение это вообще происходит)? А многие люди до сих пор "хлопают глазами", и не понимают вообще ничего: первоначально-то ведь Идея была "ЯСНА" и "СВЕТЛА", так чтО же случилось?!
      – Для Философии чувства СОВЕРШЕННО ОБЫЧНЫЙ процесс; ЕГО ЖЕ наблюдал я и в самом себе по части любого такого начального вдохновения (если, силой взирания на Троицу, не могу его донести до конца…), равно как вдохновения других людей; просто этот процесс в ТАКОМ КРУПНОМ масштабе как ГОСУДАРСТВЕННЫЙ – позволяет его наглядней и пристальней разсмотреть; это есть объяснение тому, почему я об этом и буду сейчас говорить (а не почему-то ещё).

Примечания на полях [соответствуют *звёздочкам* в тексте, работают как гиперссылки, и посвящены преимущественно обоснованию и … объяснению того, что ФЧ есть действительно "женская половина ФФ"]:
  • *))Интересно сравнить сами формулировки: Поскольку ФЧ – женская половина ФФ, то достаточно просто "ибо" после запятой; там же – сказано то "по-мужски": «…что достигается через открытие Термина терминов: о~ПРЕДЕЛение». Да; эти две философии могут быть поняты – и даже выражены – лишь в свете друг друга; но к этому я не сразу пришёл…
  • *))Философия формы делала то с мифологией; – вот что значит: «стОроны и половинки друг друга»; одна из них расправляется с как таковой идеологией, другая же – как таковой мифологией
  • *))Как-никак … НАДО ЖЕ ОТПЛАТИТЬСЯ за надругание над чувством идеецентрических философий, имевших в своём услужении даже целые государственные идеологии [в этот самый, теперь уже "не календарный а легендарный" XX-й век…].
  • *))"Витиеватости, тонкости, частности" – необходимейшие категории художественного произведения; и как Философия чувства в дальнейшем покажет, всё это – не "только слова", и даже ДАЛЕКО КАК НЕ "только слова"…
  • *))Есть "Лествица Иоанна-Лествичника" (о том, как злые бесы хватают подвижников, подымающихся по лестнице на небеса, и сбрасывают в преисподню…); это – "лествица Философии чувства"; в отличие от предыдущей она не "вертикальна"; горизонтальна, и чтО?..

Страницы: 1 2 3 4 English
древняя (допотопная) версия




©Copyright:
Клевета и игнор:
вот чем удостоил меня человеческий род
(виноват же в этом - Я, Я, только Я:
система его осуждения всего по себе
работает безотказно!)
,
и после того
особенной гнусностью будет
вырвать какой-то кусок из меня,
и даже ссылки не дать!
(Да, да: вот во чтО
переродилось моё заявление о копирайте,
click here to see

каким "поэтическим" оно было изначально!)

homepage
http://ognennoe.ru/fc.htm contacts:
inoe&nm.ru
inoe&lenta.ru
golenkov&mail.ru

— Заменив "&" на @ (это против спама)
[To contact me, replace "&" by @, it's defence against spam]
Пишите title письма латинскими буквами так,
чтобы оно легко отличалось от спама!

I answer ALWAYS / Я отвечаю ВСЕГДА;
in case you don't receive answer, try another address

Make your letter easy to tell by its title from spam!
All of my other contacts:
Alexander Golenkov, Russia, 156023, Kostroma, Titova 9-57
tel:(0942)54-45-31, sms: +79109568160
last update: after 10 mart 2007

Рейтинг@Mail.ru